Следующая новость
Предыдущая новость

Китайские интернационалисты в России

14.06.2017 20:56

«Пусть дружба наших народов будет глубока и чиста, как горный источник, как стремительный поток» (Жень Дунлян, китайский интернационалист)

В дни 70-летия Октября в советском посольстве в Пекине состоялся необычный вечер. Сюда пришли люди, чьи судьбы тесно переплелись с историей нашей страны, с Октябрьской революцией, первыми пятилетками, Великой Отечественной войной.

Это китайские интернационалисты, волею судеб оказавшиеся в те годы в нашей стране.

С волнением вслушивались они в слова Приветствия Центрального Комитета КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР, которое зачитал посол СССР в Китае Олег Александрович Трояновский.

…«Ваша жизнь связана с величайшей в истории человечества революцией, с борьбой за дело Октября, с самыми трудными шагами нашей страны по пути строительства социализма, — говорилось в Приветствии. — Выражаем вам глубокую, сердечную признательность за личный вклад в защиту завоеваний революции, становление первого в мире государства трудящихся, развитие интернациональных связей с советским пародом».

Молодость этих людей, много повидавших и переживших, была связана с молодостью нашей страны.

Тан Ючжан, Чжан Бао, Чжан Сичоу и другие — люди уже почтенного возраста. Они вспоминают работу в Москве, Ленинграде, Владивостоке, службу в Советской Армии. Многие из них сражались в составе 88-й дивизии Дальневосточного военного округа. Ветеранам редко приходится встречаться — ведь живут в разных городах Китая, — и поэтому они вспоминают минувшие дни с волнением и теплотой, тех, кого уж нет с ними, говорили о советских друзьях, с которыми делили радость и невзгоды. Звучала русская речь. Для многих из собравшихся, как, например, Чжан Бао, Цзянь Цзэминя, Чжан Сичоу, русский язык — их профессия.

Вернувшись в Китай, они продолжали служить делу укрепления дружбы между народами наших стран, отдавая свои знания и опыт, полученные в Советском Союзе, делу социализма в Китае.

О каждом из них можно рассказать много, о мужестве и верности делу, которому они посвятили свою жизнь. Но об одном участнике этой встречи хочется рассказать особо. Жень Дунлян — единственный оставшийся в живых китаец, который встречался с Владимиром Ильичем Лениным. Скромный, седой человек, с твердой походкой, умными, проницательными глазами. Я познакомился с ним незадолго до этой встречи, был у него в доме вместе с корреспондентами китайской молодежной газеты, которые готовили материал о ветеране, в тихом пекинском переулке. Назывался переулок Динь Инь. Сейчас трудно сказать, что означают эти два иероглифа: то ли стоял здесь когда-то дом с серебряной крышей, то ли жил чиновник с серебряным шариком на шапке. Очень старинное название, и звучит оно как звон серебряного колокольчика: «Динь… Инь…»

Рядом шумит забитая транспортными потоками Чананьцзе, а здесь идет размеренная жизнь. Что-то мастерит столяр-кустарь, выставив верстак прямо на улицу; сидя на корточках, пожилая китаянка моет в тазике зелень к обеду; пробежали школьники в красных галстуках.

Словом, обычный пекинский переулок, где в доме № 8 живет человек необычной судьбы.

Жень Дунлян — сын Жень Фученя, китайского бойца-интернационалиста, командира Китайского полка, героически погибшего в борьбе за власть Советов 23 ноября 1918 года на Урале, сражаясь с Колчаком.

Жень Дунляну уже 83 года, но он бодр, энергичен. Встречая меня у ворот своего дома, крепко жмет руку и произносит по-русски, почти без акцента: «Добро пожаловать! Очень рад нашей встрече».

Китайские интернационалисты в России
Жень Дунлян — сын героя

…Почти 300 тысяч китайских крестьян волею судеб оказались в самом центре бурных революционных событий в России. В годы первой мировой войны они были завербованы на тыловые работы.

Без колебания китайские кули, трудившиеся на шахтах Донбасса, заводах Петрограда, лесоразработках Сибири и Дальнего Востока, встали на сторону революции, идеи которой были им близки и понятны. Многие из них стали солдатами русской революции.

История сохранила имена командиров этих отрядов — Са Фуяна, Пау Тисапа, Жень Фученя и других, сражавшихся под командованием С. М. Кирова, В. К. Блюхера, И. Э. Якира, В. И. Чапаева, С. Г. Лазо.

Китайский революционный отряд Пау Тисана был сформирован на Северном Кавказе в 1918 году. Вручая отряду Красное знамя, Сергей Миронович Киров сказал: «Борясь за торжество революции в России, вы боретесь за свободу угнетенного Китая. Придет время, когда русские рабочие протянут свою братскую руку китайскому народу, который сбросит угнетателей со своих плеч».

«От имени всех китайцев, сражающихся за дело Октября, клянусь быть верным социализму, верным революции» — так ответил командир.

Китайские бойцы воевали в различных местах, но особенно они отличились в разгроме контрреволюционных банд басмачей.

В течение многих месяцев терроризировала население банда Хамракулбека. Ее главарь был неуловим. Когда банде грозила опасность, он, казалось, растворялся в песках и возникал вновь, когда представлялся случай, чтобы чинить расправу, сеять смерть. Командованию стало известно, что около 80 басмачей во главе с Хамракулбеком должны собраться в одном из селений у местного бая, чтобы «отметить» очередную «победу». Захватить бандитов было поручено отряду Пау Тисана. Устроив засаду, Пау Тисан ворвался в комнату, соседнюю с той, где пировали бандиты, и бросил гранату. Ошеломленные басмачи бросились бежать, но попали под пулеметный огонь. Пау Тисан лично доставил в Самарканд Хамракулбека.

За проявленное мужество и отвагу в сражении он был награжден орденом Красного Знамени и именными золотыми часами с надписью: «На добрую память доблестному защитнику власти Советов рабочих и дехкан, за энергичную работу по борьбе с басмачеством тов. Пау Тисану от Президиума Самаркандского горвоенревкома».

В ноябре 1918 года Владимир Ильич Ленин беседовал с председателем Союза китайских граждан в России Джан Ингуем (Джан Инчунем). В марте 1919 года на I конгрессе Коминтерна, а также в ноябре 1919 года Ленин встречался с представителем Союза китайских рабочих в России Лю Цзежуном (Лау Сиуджау). К удостоверению Лю Цзежуна, выданному Наркоминделом 7 октября 1919 года, В. И. Ленин пишет добавление: «С своей стороны очень прошу советские учреждения и власти оказывать всяческое содействие тов. Лау Сиуджау». Этот документ Лю Цзежун хранил всю жизнь.

В своих воспоминаниях, изданных еще при жизни, Лю Цзэжун писал об этой встрече: «На протяжении всей беседы меня не оставляло чувство покоряющего обаяния, исходившего от этого великого человека. Ленин расспрашивал меня о Китае, о китайской революции. Я был молод и еще далек от должного понимания международной политики, да и знал о событиях в Китае слишком мало, чтобы рассказать ему что-то для него новое или интересное.

Сам же я почерпнул много ценного для меня из беседы с Владимиром Ильичем, услышал от него ряд глубоких мыслей по вопросам о судьбах Китая, о борьбе китайского народа с империализмом, о важности сближения между народами Китая и Советской России».

С теплотой и любовью вспоминали о встречах с Лениным Ли Фуцин и другие китайские солдаты, несшие службу в Смольном.

Вот как описывает эти встречи Ли:

— Сколько буду жить, столько буду помнить те дни, когда я стоял на часах в Смольном.

Мы несли караульную службу, я и еще три моих товарища. Как-то стоим на посту, а мороз сильный. И ветер вовсю завывает. Кто служил солдатом, знает, как тяжело бывает часовому в такую погоду.

Вдруг смотрю: идет Ленин. Я был за старшего. Громко подаю команду:

— Смирно!

Хотя Ленин шел быстро и лицо у него было озабоченное, задумчивое, он посмотрел на нас, повернулся в сторону ветра, как будто только сейчас обратил внимание на мороз и вьюгу, помолчал секунду, сочувственно покачал головой и сказал нам:

— Такой холод, а вы на самом ветру. Ну-ка, мигом в коридор! Там в стене дымоход и вообще потеплее.

Мы ни за что не хотели покидать свой пост, по Ленин настоял на своем.

Последние новости