Люди

Китайские танки и солдаты НОАК

Китайские танки и солдаты НОАК

Ползущий дракон. В чем сила армии Китая?

«Что случится, если толпа китайцев ломанётся через границу, как 45 лет назад?» В годовщину боёв за остров Даманский «АиФ» выяснил, готов ли сегодня Китай сражаться с Россией за спорные территории.

У 18-летнего харбинца Сэн Фыня обе руки сплошь покрыты наколками. На левой цветной тушью изображён дракон, а на правой… свинья: в Китае это символ удачи. Фыня не возьмут в армию — по новому закону призыв молодых людей с татуировками официально запрещён. Это его огорчает — в отличие от России в Китае родители иногда платят взятку (!), чтобы сына приняли на службу: ведь новобранца два года бесплатно кормят и учат водить автомобиль. «Правда, я не так уж необходим в армии, — рассуждает парень. — Ну с кем мы станем воевать? 65 лет подряд китайцам объясняют через газеты и ТВ, что скоро мы отнимем у империалистов Тайвань, но все понимают — с американцами никто не свяжется». Вопрос о возможном конфликте с Россией приводит Фыня в ступор. «Воевать с ядерной державой? Какими силами? На Даманском мы потеряли в сто раз больше солдат, чем русские. Это будет не война, а самоубийство».

Китайские танки и солдаты НОАК

«Мы были ослаблены»

— Является ли китайская армия угрозой для России и соседних государств? — комментирует ситуацию военный аналитик из Гонконга Майкл Ши. — На первый взгляд — да. Включите телевизор, там постоянно крутят клипы со спецэффектами: грохочут гусеницами броневики, бомбардировщики заходят на посадку — это реклама армии КНР. Военный бюджет Китая в два раза больше российского, численность вооружённых сил КНР — 2,5 миллиона человек, ещё 12 миллионов входят в «народное ополчение». Помимо этого, «на страже» страны — 2000 самых современных танков, 36 баллистических ракет средней дальности «Дунфэн», 4000 самолётов — из них 140 истребителей нового поколения «Шеньян». По ТВ всё выглядит шикарно, но… следует учесть один момент: солдаты Поднебесной уже 60 лет ни с кем масштабно не воевали. На последней неудачной войне в Корее в 1950—1953 гг. погибли 400 000 китайцев, на острове Даманском Народно-освободительная армия потерпела поражение, а в 1979 г. Китай увяз в боях во Вьетнаме: за месяц тяжёлых боёв, потеряв десятки тысяч убитыми, китайцы смогли взять лишь один (!) пограничный городок. У военных КНР отсутствует боевой опыт.

Читать:  Как китайские археологи нашли настоящую могилу Чингисхана

Между тем в годовщину боёв на Даманском в китайском обществе довольно тихо, но всё же ведутся дискуссии — а вот смогли бы мы сейчас в случае такого же пограничного конфликта выиграть войну с Россией? «Что произойдёт, когда толпа китайцев опять ломанётся через русскую границу, как 45 лет назад? — откровенно спрашивает меня владелец кафе в Харбине. — В то время наша армия была ослаблена «культурной революцией», плохо вооружена и управляема заносчивыми командирами. Сейчас всё по-другому: Китай владеет ракетами и авиацией. Возможно, война за Чжэньбао (так китайцы именуют остров Даманский. - Авт.) в ХХI в. увенчалась бы успехом».

Китайские танки и солдаты НОАК

Сегодня армию Китая голыми руками не возьмёшь

Воюют бизнесмены

Однако ура-патриотов в Северном Китае маловато — скептиков куда больше. В Харбине ещё живы очевидцы молниеносной операции Красной армии в Маньчжурии в августе 45-го, когда полуторамиллионная (!) группировка японской Квантунской армии была полностью разгромлена советскими военнослужащими… за две недели. Основная проблема китайцев — в хвастливом заблуждении: «нас слишком много, поэтому мы всех победим». Когда их информируешь, что при захвате Пекина во время «восстания боксёров» (в 1901 г.)  российские войска потеряли лишь 28 (!) человек убитыми — мои собеседники меняются в лице. Выражение «воевать не числом, а умением» им явно незнакомо. Правда, по поводу сражения на Даманском большинство местных жителей согласны — это не триумф китайской армии, а катастрофа. Как цинично заметила в разговоре со мной одна студентка, «нам проще подчинять российскую экономику — воевать с Россией слишком опасно. Зачем нужна земля, грамм которой стоит литр китайской крови? Ведь в современном мире побеждают не генералы, а бизнесмены».

Остров костей

— В Северном Китае туристы фотографируются на Даманском с плакатами «Чжэньбао — наш!» — комментирует тему Мария Чен, внучка белогвардейского офицера и участница сообщества «Русская жизнь» в Харбине. — Но обсуждать потери здесь не любят: у многих при втором штурме острова 14 марта 1969 г. погибли родственники. В быту же китайцы не прочь поболтать — дескать, «исторически» им принадлежат и Дальний Восток, и Сахалин, и Алтай. Война с Россией? Сразу вспоминается конфликт Китая и Японии из-за островов Сенкаку. Много сотрясений воздуха, скандалы, мощные антияпонские демонстрации, но КНР эти земли не возвращают — пусть «силы самообороны» японцев в 10 раз меньше китайской армии. Аналогичная ситуация и с РФ: Даманский напрочь отбил у Поднебесной желание общаться с россиянами на языке оружия. Гораздо хуже другое — Пекин стал использовать приём «ползущего дракона». Соседние страны, испытывающие проблемы с экономикой, связывают займами и сажают на кредитную иглу — после чего они сами отказываются от спорных земель в пользу КНР. За 15 лет Китай отобрал у Киргизии, Таджикистана и Казахстана почти 2000 км2 пограничных территорий.

Читать:  Смешные фотографии, как китайские туристы снимают достопримечательности

Сейчас, в 45-летнюю годовщину сражения на Даманском (2 и 14-15 марта 1969 г.) многие в России задаются вопросом: за что погибли наши солдаты, если в 1991 г. остров передали Китаю? За то, что именно тогда мы жёстко и кроваво доказали КНР: шапками нас не закидать. На Даманском следопыты до сих пор находят кости китайских солдат — короткая война стала предупреждением горячим головам в Пекине. Разумеется, России следует и дальше укреплять свою армию — хотя бы для того, чтобы у соседей не появилось ненужного соблазна. И в то же время нам пора серьёзно озаботиться развитием нашей экономики. Ибо настали другие времена: Китай успешно завоёвывает территории деньгами. А это не менее опасно, чем оружие…

Знаете ли вы, что... 17-летний студент из провинции Аньхой продал почку, чтобы на вырученные деньги купить iPad. Вместо условленных 3 тыс. долларов юноше дали еще 300 долларов. Так что к заветному планшету он еще и прибавил iPhone.

Другие интересные статьи

Be the First to comment.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три + 4 =