Следующая новость
Предыдущая новость

Съезд реформ. Глава 2 книги «Китайцы о себе»

19.04.2017 8:40

Съезд реформ. Глава 2 книги «Китайцы о себе»

«Мы полны уверенности в своем деле». (Из Отчетного доклада ЦК КПК XIII съезду КПК)

Продолжение книги Владимира Куликова «Китайцы о себе» (1989). Предыдущий пост «».

Время выдвинуло перед китайскими коммунистами новые проблемы: теоретические, практические, организационные. Их решал XIII Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая, состоявшийся в Пекине 25 октября — 1 ноября 1987 года.

Советские журналисты впервые за последние десятилетия были аккредитованы на съезде Компартии Китая, что говорит об изменениях, которые произошли в политической жизни Китая, ставшей более динамичной, открытой.

Политическая атмосфера, в которой проходил съезд, была подготовлена рядом событий. В частности, за истекшие пять лет, с момента XII Всекитайского съезда Компартии Китая, в Пекине прошли семь пленумов ЦК партии, в ходе работы которых вместо должности Председателя ЦК КПК была введена должность Генерального секретаря ЦК КГ1К. В партии утвердилась система коллективного руководства в составе шести членов Постоянного Комитета Политбюро ЦК КПК.

Были приняты такие важные документы, как «Решение об упорядочении партии» (2й Пленум, 1983 г.), решение «Относительно реформы хозяйственной системы» (3й Пленум, 1984 г.), постановление «Относительно руководящего курса в строительстве социалистической духовной культуры» (6й Пленум, 1986 г.), одобрены «Предложения ЦК КПК относительно составления 7го пятилетнего плана народнохозяйственного и социального развития» (4й Пленум, 1985 г.). В ходе работы пленумов ЦК КПК и Всекитайской партийной конференции (1985 г.) из руководящих органов партии, Политбюро Центрального Комитета вышли по личной просьбе многие видные политические деятели преклонного возраста, в том числе Е Цзянин, Дэн Инчао, — всего 62 человека.

В январе 1987 года на расширенном заседании Политбюро ЦК КПК была удовлетворена просьба Ху Яобана об освобождении его от должности Генерального секретаря ЦК партии. Исполняющим обязанности Генерального секретаря был назначен Чжао Цзыян. Центральные органы партии за этот же период пополнились более молодыми руководителями.

За пять лет в партию было принято около 7 миллионов человек, главным образом из числа молодежи.

Мы, советские журналисты, приехавшие осенью 1987 года в Китай, сразу почувствовали, что страна в эти дни «жила съездом». О съезде писала китайская печать, к съезду готовились партийные организации, о нем говорили простые люди на улицах. Это вполне понятно. Ведь в повестке дня съезда стоял, по сути дела, один вопрос — ускорение реформы в стране. В этом был заинтересован каждый гражданин КНР.

Мне довелось в те дни встречаться со многими китайцами и задавать им один и тот же вопрос: «Что вы ожидаете от съезда?» Ответ был приблизительно одинаковый: «Мы хотим, чтобы стало лучше жить, чтобы никогда не повторилась «культурная революция».

Китайская Народная Республика шла к съезду коммунистов не с громкими лозунгами, не с взрывом петард и грохотом барабанов, как это было совсем недавно, когда любая политическая кампания выливалась в многодневные демонстрации. Съезд встречали по-деловому: улучшилась работа предприятий, стало больше порядка на улицах городов, повысилось качество обслуживания.

25 октября 1987 года в Доме народных собраний на площади Тяньаньмэнь состоялось торжественное открытие XIII Всекитайского съезда, на который собралось около 2 тысяч делегатов от 46 миллионов китайских коммунистов. Были представлены партийные организации провинций Китая, городов центрального подчинения, кадровые работники партии и государства, военнослужащие, крестьяне, рабочие, интеллигенция. В качестве гостей на съезд были приглашены и ветераны партии: 90летний Ян Сяньчжень (его работы по марксистско-ленинской теории были настольными книгами многих поколений китайских коммунистов); 84-летний Сяо Цзингуан, бывший командующий ВМС Китая; генерал Фу Чжун (оба члены партии с 1921 г.). Со многими делегатами мы, советские журналисты, встречались затем на пресс-конференциях и смогли ближе познакомиться, но уже первые впечатления на открытии съезда позволили сделать некоторые выводы.

Первое. Съезд китайских коммунистов «помолодел». Это было видно и без официальной статистики. Молодые люди, современно одетые, создавали атмосферу бодрости и деловитости. Много представителей нового поколения страны было не только в зале, но и в президиуме съезда. Статистика подтвердила, что мы не ошиблись: почти 60 процентов делегатов моложе 55 лет. Работа съезда была так не похожа на строго регламентированные, чопорные и формальные партийные заседания предыдущих лет, которые мы иногда видели в китайской кинохронике. Среди 2 тысяч делегатов было 1152 человека с высшим образованием, 1465 профессиональных кадровых работников разных ступеней, 366 работников экономики, деятелей науки, техники, культуры, 288 женщин и 210 человек — представителей различных национальностей Китая. Как уточнили в пресс-центре, классовый состав делегатов съезда не удалось дать в точных цифрах или процентах, так как процесс перехода из одного класса в другой не прекращается. Нам приводили такой пример: лишь за последние несколько лет почти три с половиной миллиона коммунистов из сельских парторганизаций перешли на работу в сельские промышленные предприятия и стали, как здесь считают, уже представителями рабочего класса, хотя и продолжали жить в деревне.

Второе. В недавнем прошлом китайцы зачастую узнавали о важных политических событиях в своей стране после того, как они уже произошли. XIII съезд китайских коммунистов широко освещался средствами массовой информации. Со съезда вело передачи китайское телевидение и радио. Ежедневно на пресс-конференциях делегаты съезда доброжелательно, с большим тактом, не обходя самых острых проблем отвечали на вопросы корреспондентов. Пресс-конференции вел руководитель пресс центра съезда старый коммунист, ироничный, мудрый, седоволосый Чжи Мучжи. Почти 400 человек было аккредитовано на съезде. Забегая вперед, можно сказать, что руководство компартии высоко оценило работу китайских и зарубежных корреспондентов на съезде.

И третье. По важности поставленных проблем и особенно по глубине разработки теоретических и практических вопросов съезд отличался от многих подобных форумов прошлого. Старейший член Коммунистической партии Китая, один из партийных руководителей, товарищ Бо Ибо отметил, что здесь, на съезде, произошла передача эстафеты от старшего поколения партийцев молодым коммунистам, которые понесут ее в XXI век.

Съезд подвел итоги девятилетнего пути осуществления широкого круга реформ в стране: в области партийного строительства и сельского хозяйства, промышленности и внешних связей, торговли, в других областях.

Итоги эти обнадеживают. Съезд констатировал, что истекшие девять лет были периодом наиболее быстрого роста экономики КНР. Эти годы разительно отличались от предшествующего 20летнего периода, когда под влиянием левацких взглядов «классовая борьба ставилась во главу угла», а в развитии экономики происходили неоднократные срывы. В жизни китайского народа в те годы мало что менялось к лучшему.

Съезд реформ. Глава 2 книги «Китайцы о себе»
Специальная экономическая зона Шэнчжэнь

Я хорошо помню период в истории Китая, о котором упоминалось в Отчетном докладе ЦК КПК, поскольку в эти годы сначала учился, а потом работал в этой стране.

Вместе с китайскими студентами мы ударно копали огромные водохранилища, из которых потом навсегда уходила вода; дружно изгоняли воробьев из пекинских парков, предавали их смерти за то, что они якобы на корню уничтожали урожай на полях, а позже эти парки встречали нас голыми ветками, объеденными вредителями. Вечерами вокруг Пекина стояло зарево — это местные крестьяне варили сталь. Но выплавленный кустарным способом металл не находил применения. Но были вещи и пострашнее. Когда началась «культурная революция», мы узнавали из газет, что лучшие люди Китая, преданные делу социализма старые коммунисты, боевые маршалы, известные писатели, художники, поэты, да и рядовые граждане оказывались «изменниками Родины», «шпионами», сплошь «предателями», «идущими по капиталистическому пути». Исчез с политической арены Китая избранный народом президент республики Лю Шаоци. Уже потом, из воспоминаний очевидцев, опубликованных в Китае, мир узнал о его трагической судьбе. Старейший коммунист, теоретик партии, труд которого «Работа коммуниста над собой» являлся настольной книгой целого поколения китайских коммунистов, был замучен в тюрьме, а труп его сожжен и прах брошен в общую могилу на безымянном кладбище. Подвергались гонениям такие видные деятели партии, как Дэн Сяопин, Пэн Дэхуай, Пэн Чжень. Классик китайской литературы, автор знаменитого романа-аллегории «Записки о кошачьем городе» Лао Шэ погиб под пытками хунвейбинов. И таких историй тысячи.

Я помню разъяренные лица хунвейбинов у стен советского посольства в Пекине. Ослепленные антисоветской пропагандой, сбитые с толку, они готовы были перевернуть весь мир. «Революция — не преступление, бунт — дело правое», — истошно кричали они, твердо веря, что тем самым приближают мировую революцию, способствуют процветанию Китая. Однако Китай погружался в мрак. Окостеневшая хозяйственная система все чаще давала сбои, политическая демагогия и сменявшие друг друга скороспелые политические кампании не давали нужного эффекта.

Не привела к существенным изменениям и политика полумер, проводимая бывшим Председателем ЦК КПК Хуа Гофэном, который возглавил руководство страны после смерти Мао Цзэдуна, и последовавшего за ней разгрома «банды четырех». Так называлась группа доверенных Мао Цзэдуну лиц, пытавшаяся захватить власть в стране после его смерти.

Состоявшийся в 1978 году 3й Пленум ЦК КПК 11-го созыва явился рубежом, с которого, как считают в Китае, началась еще одна революция, если иметь в виду широту и глубину вызванных ею социальных перемен. Имя этой революции — реформа, или, как она звучит по-китайски, «гайгэ». Реформа — это «единственный путь возрождения Китая… является необратимой тенденцией общего развития» — так определил XIII съезд.

Что уже дала реформа стране?

С ответа на этот вопрос начинался Отчетный доклад съезду, который был озаглавлен «Вперед по пути строительства социализма с китайской спецификой». Было отмечено, в частности:

— Миллиардное население страны в своем абсолютном большинстве теперь обеспечено питанием и одеждой. Часть районов начала вступать на путь средне-зажиточной жизни. А в части районов вопрос о питании и одежде хотя и не полностью разрешен, но там все-таки жить стало лучше.

— В городах и сельских районах открылись широкие возможности для трудоустройства. Так, в городах 70 миллионов человек получили работу, а в сельских районах благодаря появлению огромного числа волостных и поселковых предприятий 80 миллионов крестьян перешли или частично перешли в сферу несельскохозяйственного производства.

— Намного улучшилось рыночное снабжение. Уже в основном покончено с острой многолетней нехваткой потребительских товаров.

— Заметно уменьшилась серьезная несбалансированность народного хозяйства, которое постепенно перешло на рельсы гармоничного развития.

Перечислены важные, хотя далеко не все достижения реформы. Хочется сказать еще о больших переменах в области духовной жизни, выразившихся в избавлении от старых догм, десятилетиями связывавших сознание китайцев, о расширении социалистической демократии и законности, о больших переменах в области культуры, образования.

Эти достижения видны в Китае на каждом шагу. Ведь еще совсем недавно в стране существовал нормированный отпуск основных продуктов питания. По специальным талонам — «бупяо» выдавались хлопчатобумажные ткани, некоторые промышленные товары повседневного спроса также были строго лимитированы. Теперь это уже в прошлом. Люди лучше одеваются, лучше питаются, интереснее и разнообразнее стала культурная жизнь. Жители городов и сел охотно вступали в беседы. Съезд китайских коммунистов стремился закрепить эти новые ростки, оградить их от леденящего ветра бюрократизма, от суховеев пережитков, от всего, что могло бы погубить урожай в будущем. На съезде честно и прямо говорилось, что никаких оснований для зазнайства и самоуспокоенности у китайских коммунистов нет.

«Перед нами еще очень много проблем и трудностей, больше, чем предполагалось», — сказано в Отчетном докладе. Трудности эти носят как объективный, так и субъективный характер. К первым можно отнести такие факторы, как экономическая отсталость страны, упущенное время; ко вторым — несовершенство многих порядков, управления и контроля, погоня за скороспелыми успехами в экономической работе и ряд других.

Жесткой критике на съезде подверглись еще имеющиеся явления бюрократизма. Глубоко символический смысл носила акция, предпринятая партией буквально накануне открытия съезда, когда «за нарушение партийной дисциплины и использование служебного положения в личных целях» из Центрального Комитета КПК был выведен Шэнь Ту, бывший начальник Управления гражданской авиации Китая.

Очень важным результатом реформы явилось то, что в этот период родилось немало новых идей, начали закладываться основы невиданного дотоле в Китае хозяйственного и политического механизма.

К числу таких идей, безусловно, следует отнести и сделанный съездом вывод о том, что Китай в настоящее время находится на начальной стадии социализма.

И мне кажется далеко не случайным тот факт, что на опросе, который был организован после завершения работы XIII съезда агентством «Синьхуа», редакторы 10 самых влиятельных газет Китая, включая «Жэньминь жибао», назвали выдвинутую на съезде теорию, согласно которой Китай находится на начальной стадии социализма, важнейшим событием года.

Вопрос о том, на какой исторической стадии находится в настоящее время страна, имел не только теоретическое значение. От ответа на него зависят многие конкретные дела, связанные с проведением реформы в стране, в частности разработка курса и линии партии.

Съезд констатировал, что «Китай переживает начальную стадию социализма», то есть общество, построенное на китайской земле, — это общество социалистическое, но в то же время необходимо еще пройти определенный путь развития, не перескакивая этапы, в том числе и этап значительного развития производительных сил, присущий обычному развитому капиталистическому обществу.

Как показала история, «капиталистический путь оказался для Китая непригодным», — говорилось на съезде. Социализм в Китае вышел «из недр полуколониального и полуфеодального общества, и по уровню развития производительных сил» Китай далеко отстает от развитых капиталистических стран. Именно это обстоятельство предопределило для Китая необходимость пройти через весьма длительную начальную стадию развития, на которой предстоит осуществить индустриализацию страны, придание производству товарного характера, его обобществление и модернизацию, то есть проделать то, что «многие другие страны проделали в условиях капитализма».

С каким политическим багажом подошел к своему XIII съезду народный Китай? Каковы плюсы и минусы в его развитии на начальной стадии социализма, в чем сложности и проблемы? К безусловным достижениям страны следует отнести тот факт, что в Китае утвердилась социалистическая экономическая система, основанная на общественной собственности на средства производства, давшая мощный стимул развитию экономики страны, был установлен социалистический строй, а марксизм стал господствующей идеологией, большое развитие получили народное образование, наука, культура.

Но с другой стороны, и это подчеркивалось на съезде, огромное, более чем миллиардное, население страны, 800 миллионов из которых живет в деревне, кормится за счет применения ручного труда. К тому же четвертая часть этих людей неграмотна.

Слабая экономическая база, наличие огромного количества предприятий, отстающих от современного уровня на десятки и даже сотни лет, ставят Китай в положение страны, которой сегодня приходится догонять развитые в промышленном отношении государства мира.

К этому следует добавить и влияние таких неблагоприятных факторов, как крайняя неразвитость товарного хозяйства, слабость внутреннего рынка, незрелость социалистической экономической системы.

Что же касается целого ряда экономических и культурных условий, необходимых для создания высокоразвитой социалистической демократии, то здесь ощущается сильное влияние феодальных и буржуазных взглядов. В рядах партийных и государственных кадров все еще есть люди, находящиеся в плену привычек мелких производителей, оказывающих на них разлагающее влияние.

Все эти обстоятельства затрудняют быстрый выход Китая из начальной стадии социализма. И поэтому строительство социализма в такой огромной и отсталой стране, как Китай, потребовало новых, нестандартных подходов к решению этого вопроса.

Исходя из этих и других конкретных условий Китая, сочетая основные положения марксизма с китайской действительностью, съезд взял курс на «построение социализма с китайской спецификой».

Можно сказать, что Китай выстрадал идею своего особого пути к социализму в борьбе как с левыми, так и правыми уклонами в партии. Приблизительно с конца 50х годов под влиянием лево-уклонистских ошибок стали возникать идеи о построении социализма в Китае сразу, «в одно прекрасное утро». Люди, выдвигавшие эти идеи (в их числе был и Мао Цзэдун), полагали, будто на основе одних только субъективных желаний и массовых политических кампаний можно резко поднять уровень развития производительных сил. «Коммуны — это хорошо», — загадочно произнес глава партии, полагая, что чем больше сегодня будет обобществление социалистической собственности, тем быстрее придет это коммунистическое завтра. И за считанные месяцы сеть «народных коммун» покрыла всю страну, сметая на своем пути любые другие формы ведения сельского хозяйства в деревне, которые были объявлены несоциалистическими. За многое же, что по своей сущности действительно не являлось социалистическим, сковывало развитие производительных сил, упорно держались как за принципы истинного социализма. Прогрессивные формы развития социализма считались «реставрацией капитализма». Люди стали бояться всего. В этой связи мне вспоминаются кадры из документального фильма «Китай» итальянского режиссера Антониони, снятого в Китае в разгар «культурной революции». Ему удалось запечатлеть крестьянский рынок в китайской глубинке. Тайком, словно совершают какое-то тяжкое преступление, крестьяне собрались в тихом переулке, чтобы обменяться продуктами своего труда. Объектив кинокамеры крупным планом показывает испуганные и печальные глаза крестьянина, который осторожно, словно бомбу, держит за пазухой маленького поросенка, предназначенного, очевидно, для продажи. Невидимый глазу сигнал — и толпа рассеялась, остался только этот крестьянин. Да, именно так в те годы осуществлялась «несвободная торговля» на рынках Китая, страны, где торговля, обмен, ремесла и рукоделия были традиционными, освященными веками. И когда сегодня я вижу в Пекине, Шанхае, Гуанчжоу и других городах и селах Китая множество «свободных рынков», я почему то вспоминаю кадры из этого фильма как небольшой штрих тех перемен, которые происходят в Китае.

Китайская политическая наука сформулировала довольно точно — и по срокам, и по содержанию — рубежи начальной стадии социализма. По времени он займет около ста лет, что было подтверждено и в Отчетном докладе ЦК КПК XIII съезду. Что касается содержания данного периода, то главным противоречием этого этапа признано «противоречие между растущими материальными и культурными потребностями народа и отсталым общественным производством». Именно эти противоречия, а не «классовая борьба» были названы основными на съезде китайских коммунистов.

В общем, начальная стадия социализма в Китае, как представляют ее китайские коммунисты, — это период постепенного избавления от бедности и отсталости, период превращения аграрной страны в современную индустриальную державу.

Для достижения этой цели партия выдвинула на съезде несколько задач. В общем виде их можно сформулировать следующим образом:

— Развитие производительных сил страны, модернизация, реформа экономики.

— Слом окостенелого экономического механизма прошлого, самоусовершенствование социалистических производственных отношений и социалистической надстройки.

— Расширение связей с внешним миром.

— Развитие планового товарного хозяйства при сохранении ведущей роли общественной собственности.

— Строительство политической демократии при условии сохранения стабильности и сплоченности.

— Создание на базе марксизма духовной культуры.

И что особенно хотелось бы подчеркнуть, говоря о начальной стадии социализма в Китае, и о чем было заявлено на съезде китайских коммунистов, — это нераздельность реформы и социалистического развития Китая. Проводя реформу, находя новые, неопробованные, иногда неоднозначные, порой неожиданные методы решения проблем страны, расширяя связи с внешним миром, китайские коммунисты твердо стоят на почве четырех основных принципов, которые в Отчетном докладе названы «основой основ» китайского государства. Смысл этих принципов таков. При осуществлении реформы необходимо: твердое отстаивание социалистического пути, демократической диктатуры народа, руководства Коммунистической партии Китая, марксизма-ленинизма и идей Мао Цзэдуна.

Иероглифы, раскрывающие смысл четырех принципов, то и дело вспыхивали на световых табло, обрамляющих сцену президиума XIII съезда КПК. Наряду с другими важными политическими лозунгами дня о четырех принципах напоминали соответствующие цитаты на ярко-красных стендах на главной улице столицы — Чананьцзе; их выносили в заголовки статей, посвященных съезду. Наверное, действительно эти принципы имеют принципиальное значение. Ведь это ответ и тем, кто с позиций «буржуазной либерализации» пытается отрицать социалистический строй в Китае, и тем, кто требует для демонстрации преимуществ социализма, ради его чистоты отказаться от активного проведения реформы, отказаться от расширения связей с внешним миром.

Устранение помех и влияния со стороны ошибочных идейных тенденций, косности и либерализации, говорилось на съезде, будет пронизывать весь процесс развития социализма на его начальной стадии.

Одна из проблем, которую решил съезд китайских коммунистов, — вопрос омоложения партийного аппарата и преемственности партийного руководства. Проблема эта назревала давно. По неписаным правилам еще в недавнем прошлом существовал в КПК порядок пожизненного пребывания руководящих работников на ответственных постах. Это привело к тому, что руководство партии хронически «старело», не получая притока свежих сил извне.

Эти правила не соответствовали традициям партии, шли вразрез с политической практикой китайской революции. Молено, в частности, вспомнить 1949 год, когда была провозглашена Китайская Народная Республика. Тогда руководители страны были столь же молоды, как и их первое в истории Китая молодое государство трудового народа. Китайским министрам и руководителям местных правительств было тогда в среднем не более сорока. Молод был и руководящий штаб Компартии Китая: 56 было Мао Цзэдуну, 51 —Чжоу Эньлаю, столько же — Лю Шаоци, Дэн Сяопину исполнилось тогда 45 лет.

«Рядовые китайцы заинтересованы в омоложении партийного руководства, поскольку они хотят, чтобы проводимая в Китае политика реформы осталась без изменений после смены руководства и чтобы эта смена произошла в момент, когда здравствуют главные лидеры— авторы этой политики», — говорили мне в кулуарах съезда его делегаты.

На состоявшемся 1-м Пленуме ЦК КПК 13го созыва были избраны руководящие органы Компартии Китая. Членами Постоянного Комитета Политбюро ЦК КПК стали Чжао Цзыян, Ли Пэн, Цяо Ши, Ху Цили, Яо Илинь. Вот краткие официальные биографии.

Ли Пэн родился в 1928 году в провинции Сычуань. Член КПК с 1945 года. На 1м Пленуме ЦК КПК 13го созыва Ли Пэн избран в члены Постоянного Комитета Политбюро ЦК КПК.

В 1948 году, за год до образования нового Китая, Ли Пэн был направлен на учебу в Московский энергетический институт. После возвращения на родину в 1955 году работал главным инженером, директором двух крупнейших на Северо-Востоке Китая электростанций, заместителем главного инженера управления электроэнергетики в Северо-Восточном Китае. С 1966 года он работал начальником Пекинского электроэнергетического управления. На своем посту во время «культурной революции» Ли Пэн внес вклад в обеспечение непрерывного энергоснабжения района Пекин — Тяньцзинь. С 1979 года по 1983 год был заместителем министра, затем министром электроэнергетики, а также первым заместителем министра водного хозяйства и электроэнергетики.

На XII Всекитайском съезде КПК в 1982 году Ли Пэн был избран членом ЦК КПК, на 5м Пленуме ЦК КПК 12го созыва в 1985 году — членом Политбюро и членом Секретариата ЦК КПК. С 1983 года он работал заместителем Премьера Госсовета и членом Центральной руководящей группы по делам финансов и экономики, отвечая за работу в области энергетики, транспорта, сырьевой промышленности. С 1985 по 1988 год работал по совместительству председателем Государственного комитета по делам просвещения. В ноябре 1987 года назначен исполняющим обязанности Премьера Госсовета. С апреля 1988 года Ли Пэн — Премьер Госсовета КНР и по совместительству председатель Госкомитета по реформе хозяйственной системы.

Цяо Ши родился в 1934 году в провинции Чжэцзян. На 1м Пленуме ЦК КПК 13го созыва избран членом Постоянного Комитета Политбюро ЦК КПК, утвержден членом Секретариата ЦК КПК, секретарем Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины. До этого был членом Политбюро и членом Секретариата ЦК КПК 12го созыва. Он отвечает главным образом за организационно-партийную работу и по совместительству за политико-юридическую.

В 1940 году Цяо Ши вступил в Шанхае в ряды Коммунистической партии Китая и работал там секретарем подпольного райкома по делам учащихся. С 1945 года он становится одним из организаторов шанхайского студенческого движения.

После образования КНР был секретарем Ханчжоуского горкома КПК провинции Чжэцзян по делам молодежи и ответственным работником молодежного комитета Восточнокитайского бюро ЦК КПК.

С 1954 по 1962 год Цяо Ши на хозяйственной работе — сначала в должности начальника технического отдела крупнейшего в Китае предприятия Строительной компании Аньшанского металлургического комбината на Северо-Западе Китая.

В 1963 году выдвинут на работу в Отдел международных связей ЦК КПК и работал там вплоть до 1982 года. С 1982 года кандидат в члены и член Секретариата ЦК КПК, начальник Канцелярии ЦК КПК, заведующий Орготделом, секретарь Политико-юридической комиссии ЦК КПК. В 1985 году Цяо Ши вводится в состав Политбюро ЦК КПК. В 1986—1988 годах являлся заместителем Премьера Госсовета КНР.

Наряду с этим в 1984—1988 годах Цяо Ши возглавлял Центральную руководящую группу по упорядочению партийного стиля.

Яо Илинь родился в 1917 году в провинции Аньхой. На 1-м Пленуме ЦК КПК 13го созыва избран членом Постоянного Комитета Политбюро ЦК КПК.

Яо Илинь окончил Политехнический институт «Цинхуа», член КПК с 1935 года. В качестве секретаря партийной фракции федерации студентов города Бэйпина (ныне Пекина) был одним из организаторов антияпонского демократическо-патриотического студенческого движения города.

В период Освободительной войны 1946—1949 годов был заместителем начальника Финансово-экономической канцелярии правительства пограничного района Шаньси— Чахар— Хэбэй, министром промышленности и торговли Народного правительства Северного Китая.

После образования КНР в 1949 году Яо Илинь занимал посты заместителя министра и министра торговли, заместителя начальника Канцелярии Госсовета по финансово-торговым делам. После начала «культурной революции» в 1966 году он, как и подавляющее большинство ветеранов партии, был снят с должности и почти 7 лет не работал. С 1973 года занимал посты первого заместителя министра внешней торговли, министра торговли, председателя Государственного планового комитета, председателя Центральной комиссии по руководству финансами и экономикой, заведующего Канцелярией ЦК КПК. С 1978 года Яо Илинь — заместитель Премьера Госсовета, в 1987 году вновь назначается председателем Госплана КНР.

В 1977 году на XI Всекитайском съезде КПК Яо Илинь был избран членом ЦК КПК. В 1978 году на 3м Пленуме ЦК КПК 11го созыва избран членом Секретариата ЦК, в 1985 году на 5-м Пленуме ЦК КПК 12-го созыва — членом Политбюро ЦК КПК.

После окончания съезда в Доме народных собраний состоялась встреча нового руководства ЦК КПК с китайскими и иностранными журналистами, представляющими органы информации почти всех стран мира. Вопросы, которые интересовали корреспондентов, были самые разнообразные — от аспектов внешней политики Китая до таких мелочей, как: «В Китае ли сшиты костюмы китайских руководителей?» Оказалось, что в Китае.

Атмосфера непринужденности помогла вскрыть насущные проблемы, которые стоят перед Китаем.

Вот некоторые ответы руководителей КПК на вопросы корреспондентов, которые я привожу здесь в своей записи.

Американский корреспондент. Расскажите, как вы оцениваете освещение мировой печатью работы XIII съезда КПК?

Ответ. Мы довольны. Освещение работы в основном было положительным. Зарубежные отклики были в трех направлениях. Первое, мой доклад получил оценку как делового, показавшего хорошую осведомленность о положении дел в стране. Второе, это то, что мы полны уверенности в начатом деле. Третье, что политика реформы и расширения связей с внешним миром, проводимая в настоящее время в Китае, будет продолжена.

Японский корреспондент. Почему в Отчетном докладе внешней политике был уделен лишь маленький абзац?

Ответ. Доклад и так состоял из 35 тысяч иероглифов. Чтобы включить в него содержание внешней политики, потребовалось бы еще 5 тысяч иероглифов, тогда мы не смогли бы уложиться в первую половину дня.

Иностранный корреспондент. Не означает ли окончание съезда конец борьбы между реформаторами и консерваторами в Китае?

Ответ. Некоторые друзья за рубежом все время считают, что в Китае существует группа реформаторов и группа консерваторов. И зачастую они делают свой анализ всей обстановки в Китае на основе положения противоборства этих двух группировок. Такой подход к обстановке в Китае приведет к неизбежным ошибкам. Некоторые иностранные политики, друзья из журналистских кругов еще до нашего съезда уже допустили в своих оценках ошибки. В этом съезде участвовало более 1900 делегатов. Доклад ЦК КПК был одобрен единогласно. Выступивших против или воздержавшихся не было. Отсюда следует вопрос — могут ли существовать у нас две группировки — реформаторы и консерваторы? Безусловно, среди миллиардного населения Китая и более 46 миллионов коммунистов не могло быть, чтобы кто-то не выступал против реформы и не выступал за либерализацию. Но ядро нашей партии едино. В нем нет ни консерваторов, ни ультралевых элементов. Конечно, в руководящем звене бывают различные мнения по некоторым вопросам. Это вполне нормально. Никто не может утверждать, что в любом государстве, любой политической партии существует полное единство мнений. Если в руководящем звене и даже среди нас, пятерых, будут на что-то различные точки зрения, то это лишь поможет демократизации и научному подходу в выработке дальнейших основополагающих установок, гарантирует, что мы сможем избежать крупных ошибок.

Югославский корреспондент. Использует ли Китай опыт проведения реформ в других странах?

Ответ. Мы сейчас проводим реформу. Ваша страна тоже проводит реформу. Вследствие социальных и исторических условий нашей стране придется затратить значительно больше времени на решение многих вопросов, которые уже решены в капиталистических странах. Это вопросы товарного производства, модернизации. Доклад съезду был изложен в соответствии с китайской действительностью. Сейчас во многих социалистических странах упорно ведется поиск в направлении изыскания наилучшего варианта сочетания основ марксизма с действительностью своей страны. Ваш вариант не обязательно должен быть идентичен с нашим вариантом. Мы можем заимствовать друг у друга, обмениваться опытом, но не копировать.

Корреспондент из Нидерландов. Утверждают, что реформа в Китае идет быстрее, чем перестройка в Советском Союзе. Каково ваше мнение на этот счет?

Ответ. Условия в наших странах различны, поэтому и реформы не могут быть одинаковыми. Да мы и не собираемся развертывать соревнование с Советским Союзом в области реформ и состязаться в темпах развития реформ. Каждая страна должна вести дела в соответствии со своими конкретными условиями. Но мы очень внимательно следим за ходом перестройки в Советском Союзе.

Корреспондент из ФРГ. Какая проблема станет главной в будущем Китая?

Ответ. Эта реформа. Реформа экономической и политической структур. Главная тема экономической реформы — это развитие социалистической товарной экономики. Главная же тема реформы политической структуры — это строительство политики социалистической демократии. Они взаимообусловливают друг друга и требуют последовательного развития.

На 4м Пленуме ЦК КПК 13го созыва Цзян Цзэминь избран Генеральным секретарем ЦК КПК.

Информационное агентство Синьхуа сообщило, что Цзян Цзэминь, Сун Пин, Ли Жуйхуань избраны членами Постоянного Комитета Политбюро.

Их краткие биографии.

Цзян Цзэминь — уроженец города Янчжоу провинции Цзянсу. Родился в 1926 году. В апреле 1946 года вступил в ряды КПК и включился в революционную работу. В 1947 году окончил электротехнический факультет шанхайского Политехнического института «Цзяотун». С 1949 года — на экономической работе в Шанхае.

В 1955 году был направлен на практику на автомобильный завод ЗИС в Москве. После возвращения в Китай в 1956 году — заместитель главного энергетика первого автомобильного завода в Чанчуне и директор его энергозавода, затем заместитель директора шанхайского научно-исследовательского института электроаппаратуры при первом министерстве машиностроения КНР. Позже занимал должность директора и исполняющего обязанности секретаря партийного комитета Уханьского НИИ теплотехники при первом министерстве машиностроения КНР, был начальником управления по иностранным делам первого министерства машиностроения.

С 1980 года — заместитель председателя Госкомитета по делам управления импортом и экспортом, затем заместитель председателя и по совместительству начальник секретариата Госкомитета по делам управления иностранными инвестициями. С 1982 года — министр и секретарь партийной группы руководства министерства электронной промышленности. С 1985 года работал заместителем секретаря Шанхайского горкома КПК, секретарем Шанхайского горкома КПК, был мэром Шанхая.

Цзян Цзэминь — член Центрального Комитета КПК 12го созыва. На 1м Пленуме ЦК КПК 13го созыва был избран членом Политбюро ЦК КПК.

Суп Пин — уроженец уезда Цзюйсянь провинции Шаньдун, 1917 года рождения, член КПК с декабря 1937 года, участвует в ее работе с весны 1936 года. После 1934 года учился в сельскохозяйственном колледже Пекинского университета, Политехническом институте «Цинхуа». После 1938 года был работником Центральной партшколы в Яньани, заведующим отделом просвещения Института Маркса и Ленина в Яньани, секретарем центрального сектора по изучению партийных дел, секретарем по делам обучения в Южнокитайском бюро, старшим секретарем редакционного отдела газеты «Синьхуа жибао» в Чунцине, ответственным работником Чунцинского и Нанкинского главных отделений агентства Синьхуа, секретарем товарища Чжоу Эньлая по политическим делам. После 1947 года — политкомиссар Военного гарнизона города Харбина, заместитель председателя Северовосточной федерации профсоюзов. С 1952 года — член Государственного планового комитета КНР, начальник Планового управления труда и зарплаты и по совместительству заместитель министра труда КНР, заместитель председателя Госплана КНР, заместитель начальника канцелярии оборонной промышленности Ланьчжоуского военного округа. С 1972 года находился на посту первого секретаря парткома, председателя ревкома провинции Ганьсу, второго политкомиссара Ланьчжоуского военного округа, первого политкомиссара военного округа провинции Ганьсу. С 1981 года — председатель Государственного планового комитета КНР, секретарь партийкой группы руководства Госплана, член Госсовета КНР, заведующий Орготделом ЦК КПК. Товарищ Сум Пин — член ЦК КПК 11го и 12го созывов. На 1м Пленуме ЦК КПК 13го созыва избран в члены Политбюро ЦК КПК.

Ли Жуйхуань — уроженец уезда Баоди, административно относящегося к городу Тяньцзиню. Родился в 1934 году. Член КПК с сентября 1959 года. Окончил институт без отрыва от производства. На работу поступил в июле 1951 года в качестве рабочего третьей Пекинской строительной компании. С 1971 года — секретарь парткома Пекинского завода стройматериалов, заместитель секретаря парткома Пекинского управления стройматериалов, заместитель председателя Пекинского комитета по делам строительства, а по совместительству— начальник Штаба пекинского городского капитального строительства и заместитель председателя Пекинской федерации профсоюзов. В этот же период он — член Постоянного Комитета ВСНП 5го созыва и член бюро Всекитайской федерации профсоюзов. С 1979 года — член Секретариата Коммунистического союза молодежи Китая и заместитель председателя Всекитайской федерации молодежи. С 1981 года — член бюро Тяньцзиньского горкома КПК, заместитель мэра Тяньцзиня, секретарь Тяньцзиньского горкома КПК, исполняющий обязанности мэра, а затем мэр Тяньцзиня. С 1984 года — заместитель секретаря Тяньцзиньского горкома партии и мэр города. С августа 1987 года — секретарь Тяньцзиньского горкома КПК и мэр города. Член ЦК 12-го созыва. На 1-м Пленуме ЦК КПК 13-го созыва избран в члены Политбюро ЦК КПК.

Продолжение следует…

Последние новости