Следующая новость
Предыдущая новость

Десять крупных изменений на столичном металлургическом комбинате

19.03.2017 13:31

Десять крупных изменений на столичном металлургическом комбинате

«Наш металлургический комбинат построен еще до революции, но реформа вдохнула в него новую жизнь. Можно сказать, что он сейчас заново рожден реформой». — Из интервью с заместителем директора Столичного металлургического комбината Ма Шуфаном

Китайские руководители видят главную задачу развития китайской промышленности в изменении хозяйственного механизма предприятий. То, что уже сделано в стране за время, прошедшее с начала осуществления реформы, вдохнуло, как считают в Китае, «новые жизненные силы» в социализм.

Все сделанное за эти годы – от развития экономики, основанной на различных формах собственности, до допущения частного сектора в экономике – работает на социализм. В этом глубоко убеждены те, с кем мне пришлось обсуждать данные проблемы.

Мои собеседники верят в то, что мероприятия, предпринятые в ходе реформы китайской промышленности, такие, как развитие рынка средств производства, финансового и технического рынков, рынка услуг, выпуск государством и предприятиями облигаций и акций, были неизбежны как меры, способствующие развитию социалистической экономики. «На них идут не только при капитализме», – объясняли мои собеседники, – «Социализм может и должен ставить все эго себе на службу, ограничивая на практике их негативную роль».

Такая постановка вопроса – новый элемент в хозяйственной жизни страны. Ведь еще совсем недавно незыблемыми законами, якобы вытекающими из характера социалистического строя, считались такие мероприятия, как спускаемые сверху многочисленные директивы, строго централизованные планы закупки и сбыта, распределение государственного обеспечения и т. п.

В первые годы после образования КНР все это, возможно, и было оправданно, поскольку в условиях существовавшей тогда внутренней и международной обстановки эти меры имели своей целью ускорить закладку фундамента индустриализации. Сказывался здесь и явно «партизанский» подход к решению экономических вопросов, продиктованный периодом революционных войн в освобожденных районах Китая.

Вывод, который делали мои собеседники, один: без реформы, причем кардинальной и всесторонней, это может стать преградой на пути.

Уже в ходе обсуждения проблем, связанных с проведением реформы в области промышленности, возникла идея – «Отделение права собственности от права хозяйствования», – которая потом получила свое воплощение в ряде партийных документов, и в главном из них–-Отчетном докладе ЦК Компартии Китая XIII Всекитайскому съезду КПК. Суть ее состоит в следующем. Социалистическое предприятие, принадлежащее государству, а, следовательно, всему народу, практически не может управляться всем народом. Нецелесообразно также, чтобы оно управлялось и непосредственно государством. Идти на это вопреки здравому смыслу – значит лишать предприятие жизненных сил и энергии. Тут следует уточнить, что речь идет о подавляющем большинстве «рядовых» государственных предприятий. Что же касается крайне незначительного числа ведущих государственных строек и особого рода предприятий, то на протяжении известного отрезка времени государство будет осуществлять над ними непосредственный контроль, совершенствуя методы этого контроля.

Итак, право собственности предприятия остается в руках государства, а право хозяйствования передается предприятию, точнее, его хозяйственному руководителю и непосредственным производителям – рабочим и служащим. Предприятие в свою очередь, руководствуясь принципом самоокупаемости и самохозяйствования, начинает самостоятельно вести все дела, становясь элементом плановой товарной экономики.

В Законе о промышленных предприятиях всенародной собственности, проект которого был опубликован в начале 1988 года, говорится: «Коренная задача промышленных предприятий всенародной собственности заключается в том, чтобы согласно государственным планам и спросам рынка развивать товарное производство, создавать больше благ, увеличивать накопления в целях удовлетворения растущих материальных и культурных потребностей общества». Закон подтверждает, что промышленные предприятия всенародной собственности находятся на самостоятельном балансе и являются социалистическими товаропроизводящими и хозяйственными единицами, которые пользуются самостоятельностью в хозяйственной деятельности.

Этот закон определяет права и обязанности предприятия, роль директора предприятия, демократическое управление предприятием, функции и юридическую ответственность заинтересованных правительственных ведомств.

После введения этих принципов хозяйственного механизма современное государственное предприятие рисовалось в виде корабля в бурном море товарного хозяйства, где судовладелец – государство, капитан – руководитель предприятия, а команда – непосредственные производители. Они ведут корабль сквозь опасные рифы конкуренции.

Столичный металлургический комбинат, который я посетил, чтобы ознакомиться с тем, как на практике осуществляется идея отделения права собственности от права хозяйствования, меньше всего напоминал корабль. Предприятие скорее походило на сказочный остров в гигантском море цветов. Цветы обрамляли дорогу, по которой мы ехали; на огромных клумбах, разбитых на территории завода, вспыхивали крупные розы и еще какие-то экзотические растения. А у заводской проходной из живых цветов были сооружены два огромных зеленых льва с желтыми глазами и огнедышащими пастями. Такие львы у входа в дом, по китайским обычаям, охраняют хозяев от напастей, берегут их здоровье и благополучие.

Как нам рассказал главный садовник предприятия (есть в штатном расписании и такая должность), на территории комбината посажено более 2 миллионов деревьев, ежегодно выращивается более 2 миллионов цветов. 850 тысяч квадратных метров–такова площадь озеленения на заводе. Коэффициент озеленения составляет 28 процентов, а здесь мечтают довести его до 95 процентов. Но уже сегодня, если исходить из того, что на комбинате в смену занято 35 тысяч рабочих, на каждого приходится около 30 метров озелененной площади. Ухаживать за этими парками и садами поручено «зеленому цеху». В нем работает около тысячи человек – в основном заводские пенсионеры.

А недавно столичному комбинату Пекинский городской комитет партии присвоил почетное звание «Предприятие паркового типа».

На заводе умеют считать деньги, но на цветы их не жалеют. Цветы – это не только красота, но и здоровье рабочих. Как показала заводская статистика, после того как на заводе провели озеленение территории, невыходы на работу по болезням сократились наполовину.

С разговора об этом мы и начали знакомство с комбинатом, его делами, его людьми. Заместитель директора комбината товарищ Ма Шуфан представил нам своих коллег– руководителей партийной, молодежной, профсоюзной организаций, инженеров, экономистов.

Сам Ма Шуфан работает на заводе более сорока лет. Начинал он свой трудовой путь еще до освобождения страны с чернорабочего. Невысокий, слегка полноватый, с живыми глазами и доброжелательной улыбкой, он в отличие от своих более молодых коллег одет подчеркнуто консервативно. Так одевались китайские кадровые работники в прежние годы: полувоенный китель серого цвета, мягкое кепи из такого же материала, на ногах легкие черные тапочки. Однако это, пожалуй, единственная консервативная черта в его облике. Во всем остальном Ма – человек самых прогрессивных взглядов. Цветы на заводе – его идея. Он полагает, что комбинат, расположенный в городской черте многомиллионного города, выпускающий в год 3 миллиона тонн стали и столько же чугуна, на котором трудится около 120 тысяч человек, должен быть экологически безопасным и для города, и для тех, кто здесь работает. И нужно сказать, что на заводе добились этого. Хотя сделать это было нелегко. 60 лет существует предприятие, построенное еще в гоминьдановском Китае. Старое оборудование, отсутствие каких-либо очистных сооружений, устаревшая технология–вот с чем столкнулись энтузиасты превращения предприятия в завод-сад. Нельзя сказать, что раньше администрация не задумывалась над этим вопросом. Но тогда было много других неотложных- дел, да и работы такого масштаба были попросту не по плечу рядовому заводу. За восемь лет проведения реформы капиталовложения на борьбу с загрязнением составили 548 миллионов юаней. Было установлено крупное пылеочистительное оборудование на всех доменных печах, построена первая в Китае установка по комплексной переработке сточных вод. Так называемый «черный ручей», протекавший по территории комбината и разливавшийся каждую весну зловонными лужами, превратился в зеленую зону с прозрачными озерами. Здесь с удовольствием после смены сидят с удочками любители рыбной ловли. Коэффициент переработки промышленного газа и сточных вод повысился на предприятии до 100 процентов.

Показали нам и цех по переработке шлака – чугунолитейного и сталелитейного. Производительность этого цеха такова, что со следующего года комбинат может приступить и к обработке шлака, оставшегося от прошлых лет.

Девять лет назад комбинат активно вступил на путь реформы. За эти годы прибыль, которую получало предприятие, возрастала ежегодно на 20 процентов – явление редкое не только для Китая, но и в мировой практике.

В чем же секрет успеха? Об этом мы и ведем разговор с представителями комбината. Приводятся цифры, много цифр. Тут и рост производства, и рост прибыли, и повышение производительности труда. Немалую роль сыграли сложная компьютерная техника, пришедшая в заводские цеха, оборудование, закупленное за рубежом, рационализаторы и изобретатели. Но все-таки главное, что привело к росту всех этих показателей, – та новая система экономического управления предприятием, которая была введена на комбинате с началом реформы. Ма Шуфан определяет ее как «подрядную систему сверху донизу».

«Комбинат взял подряд у всего государства», – говорит он, – «И наши рабочие и служащие не считают себя наемными работниками, а являются полноправными хозяевами предприятия. В этом все дело».

Проекты годовых и перспективных планов, подряда, гарантии и хозрасчет детально обсуждаются коллективом, а затем выносятся для утверждения на конференцию рабочих и служащих комбината. На конференции, которая является органом верховной власти на предприятии, принимаются решения по использованию и распределению части прибыли, оставляемой на предприятии, и другие важные вопросы.

Демократическим путем избираются руководители предприятия и контрольный комитет, который осуществляет проверку работы кадровых работников всех уровней, включая управляющего комбинатом. Кроме того, конференция избирает комитет по быту, который вместе с профсоюзной организацией занимается социальными вопросами: распределяет жилье, коллективные фонды благосостояния, контролирует медицинское обслуживание и т. п.

На комбинате началось практическое разделение партийной и административной власти, о котором говорилось на XIII съезде партии. Здесь около 25 тысяч коммунистов, больше половины из них моложе 35 лет. Партийная организация считает своей главной целью повышение уровня идейно-воспитательной работы в коллективе, воплощение в жизнь политики и решений Коммунистической партии Китая.

Партийная организация отказалась от старых методов – единого руководства на предприятии.

«Ее задача», – говорит нам заместитель секретаря парторганизации Ма (однофамилец заместителя директора завода), – «поддерживать руководителей завода, которые несут полную ответственность за производство, гарантировать высокую эффективность работы».

Ма Шуфан перечисляет 10 крупных изменений, которые произошли на предприятии за годы реформы. И первое– это неуклонное повышение хозяйственной эффективности. До реформы завод получал 299 миллионов юаней прибыли, а в 1986 году–1 миллиард 121 миллион юаней. Прибыль продолжает увеличиваться ежегодно. При прежних мощностях объем производства значительно вырос. Подрядная система подняла активность рабочих, которые изыскивают все новые резервы.

Десять крупных изменений на столичном металлургическом комбинате

Инженер прокатного цеха Лю рассказывает, что проектная мощность 30-тонного конвертора с кислородным дутьем составляет 600 тысяч тонн стали в год, а в 1987 году на нем получено 2,1 миллиона тонн стали, то есть в три с половиной раза больше проектной мощности.

Чтобы нам лучше была понятна его мысль, слова «конвертор», «прокатный стан» он произносит по-русски. Лю учился в Советском Союзе, практику проходил на Новокраматорском заводе. Он отвечает за качество продукции; говорит, что при производстве, например, спиральной арматуры были приняты стандарты Советского Союза и качество стали, выпускаемой заводом, достигло уровни аналогичной продукции лучших зарубежных предприятий. Кстати, производство легированных сталей на комбинате достигло 1 миллиона 45 тысяч тонн в год, что составляет более 35 процентов выпуска всей стали на предприятии.

Во всем производственном процессе – от добычи и обогащения руды до выплавки чугуна и стали, до производства проката – технико-экономические показатели предприятия соответствуют мировому уровню. Это касается и среднегодового удельного расхода кокса и коэффициента использования конверторов, производительности блюмингов, расхода энергетического сырья на тонну стали и т. п.

На заводе осуществлена коренная реконструкция, превратившая его в современный комбинат.

Мы идем по цехам завода: прокатный, агломерационный, доменный. Везде установлены ЭВМ, которые контролируют производственные процессы. Всего на комбинате их установлено 150. Нам показывают доменную печь № 2. Здесь использовано 37 видов отечественной и зарубежной техники, в том числе и такие достижения отечественной металлургии, родившиеся на предприятии, как вдувание в доменную печь угольной пыли и кауперы, подающие пламя на свод печи. Эти изобретении, запатентованные в Китае, были экспортированы во многие страны Европы и Америки.

Рабочие завода, почувствовавшие себя хозяевами предприятия, смело идут на эксперименты. Причем это не шапкозакидательство периода «большого скачка», когда вопреки технологии предпринимались попытки сбить рекорды», после которых надолго затухали доменные печи и стихали выведенные из строя прокатные станы. Эксперименты проводятся на научной основе и с полной ответственностью.

Мы стоим у только что отремонтированной доменной печи № 4. Ремонт длился 75 дней, хотя по принятой технологии он должен составлять 90 дней. За годы проведения реформы на комбинате рабочими, служащими, инженерами было внесено 371 рационализаторское предложение, из них 165 удостоены государственных премий, а 11 получили патенты как изобретения мирового масштаба.

Гордость завода – конверторный цех, просторный, чистый, хорошо оборудованный. Это тоже результат проведения реформы на предприятии.

Пользуясь правом, предоставленным государством, на заработанную валюту закупили оборудование за границей по невысоким ценам, так как оно было не новое. 300 китайских рабочих за считанные месяцы демонтировали и отправили из Бельгии в Китай 50 тысяч тонн сложнейшего сталеплавильного оборудования. Бельгийские газеты писали об этом как «о китайском чуде». Проявив смекалку, рабочие и инженеры провели реконструкцию цеха, и теперь оборудование работает, как говорится, лучше нового.

Молодые инженеры свободно управляют сложной техникой. На цветных дисплеях, смонтированных на их рабочих столах, видно, как из ковша льется расплавленный металл. Возникают и исчезают ряды цифр, выстраиваются графики разлива стали. Телефонные звонки, рабочие команды. Словом, молодые инженеры чувствуют себя вполне уверенно.

За эти годы на 20 процентов возрос удельный вес рабочих, имеющих образование выше средней школы. Теперь таких рабочих и служащих на заводе 40 процентов. Более 80 процентов руководителей производства имеют высшее образование. Рабочие могут повысить свое образование тут же, на заводе. На это отпущено за последние годы более 30 миллионов юаней.

При столичном металлургическом комбинате работает Институт черных металлов, несколько техникумов и технических училищ, где в общей сложности обучается более 4 тысяч человек. 10 тысяч рабочих и служащих предприятия уже получили дипломы инженеров, техников, квалифицированных рабочих. А еще столько же без отрыва от производства слушают курс по ЭВМ. Интерес к самой современной технике на заводе огромен. В этом мы не раз убеждались, когда бывали в цехах и беседовали с рабочими.

Далеко за пределами комбината известны имена его передовиков – Чжан Лияна, работающего на блюминге, мастера-сталевара Сюй Чунмина, методы скоростных плавок которого изучаются на других предприятиях Китая. Выросли они и получили образование на заводе.

Заводские экономисты поведали нам, что за 30 лет деятельности предприятия до проведения реформы налог на прибыль составил 3 миллиарда 629 миллионов юаней. В течение же первых восьми лет работы по-новому столичный металлургический комбинат отчислил в казну почти 5 миллиардов юаней. Раньше заботу о зарплате, жилье, медицинском обслуживании рабочих несло государство, теперь это делает предприятие. Прибыль, остающаяся на предприятии, используется на формирование фондов развития производства и реконструкции, на создание коллективного фонда благосостояния.

Еще по пути на завод мы видели новые кварталы недавно построенных домов. Это были рабочие поселки, построенные на средства этого фонда. Так как в течение десятилетий жилье для рабочих не строилось, то, конечно, жилищную проблему сразу не решить. Но начало уже положено. Сейчас построено жилья общей площадью 1 миллион 200 тысяч квадратных метров. Это в 2 раза больше, чем за 30 предыдущих лет. В результате тысячи семей рабочих и служащих получили квартиры.

После введения подрядной системы на комбинате ушла в прошлое уравнительная система распределения. Благосостояние стало непосредственно связываться с экономической эффективностью работы предприятия, с се конечным результатом. Ма Шуфан говорит:

– Честный и самоотверженный труд помогает заметно улучшить материальный и культурный уровень жизни рабочих и служащих.

Средняя ежемесячная зарплата на предприятии выросла, при этом на каждый юань возросшей зарплаты была создана дополнительная прибыль в размере семи с лишним юаней.

Больница и детский сад, клуб и построенный в горах профилакторий, магазины и подсобное хозяйство – все это новь для комбината, и об этом его руководители говорят с гордостью. Это те наглядные преимущества, которые дала реформа уже сегодня.

Однако это не означает, что на комбинате нет проблем. Может быть, их меньше, чем на других предприятиях страны, поскольку столичный металлургический комбинат является по праву образцовым предприятием. У него учатся, с него берут пример, сюда часто приезжают и зарубежные гости. И все же проблемы есть. К ним, по-видимому, можно отнести и существующие отношения с вышестоящими организациями, которые не отказались полностью от методов директивного руководства. Некоторые руководители не избавились от бюрократического стиля работы, существуют проблемы и с ценами на реализуемую продукцию.

Дальнейшего упорядочения требуют вопросы взаимоотношений руководства предприятия с трудящимися, вопросы более четкого разделения совпадающих во многом функций профсоюзов и собраний представителей рабочих и служащих, разграничения не только теоретического, но и на практике функций партийной организации и администрации. Однако несомненно одно: все достижения комбината – это хорошая стартовая площадка для ускорения шагов реформы на предприятии.

– Мы твердо верим, – сказал, прощаясь с нами, Ма Шуфан, – что реформа – это необратимый поток и все мы, и рядовые работники, и руководители, готовы твердо идти по пути социализма с китайской спецификой.

Летом 1989 года мне вновь удалось побывать на комбинате. Случилось это уже после трагических событий, происшедших в Пекине.

Это было мое первое интервью, разрешенное властями после введения в ряде районов китайской столицы военного положения. И касалось оно отношения рабочих комбината к демонстрациям студентов и происшедшим беспорядкам. Об этом я и спросил у принимавшего меня заместителя секретаря парткома комбината товарища Лю Юаня. Вот что я услышал в ответ: «Мы понимаем, что в Китае немало трудных проблем, мы за их решение, за диалог правительства со всеми слоями населения по самым острым вопросам. Но при этом мы не хотим, чтобы утрачивались социалистические принципы, чтобы Китай превратился в буржуазное государство. А именно к этому толкала страну небольшая горстка людей, пытавшихся превратить студенческие движения в контрреволюционные беспорядки.

Я хочу заметить, что в самые трудные дни, когда встал городской транспорт, наступили перебои со снабжением продуктами питания, рабочие не прекратили работу, хотя некоторым пришлось идти на комбинат издалека, тратя много часов на дорогу. Все 103 завода нашего комбината продолжали давать продукцию.

Китай сейчас, как никогда, нуждается в стабильности и сплочении. Только на этом пути мы можем продолжить реформу, а в ней мы видим дальнейшие перспективы развития Китая».

Из книги В.С. Куликова «Китайцы о себе» (глава 3)

Последние новости