Следующая новость
Предыдущая новость

Виктор Ларин: «По Юго-Западному Китаю»

Виктор Ларин: «По Юго-Западному Китаю»

Виктор Ларин: «По Юго-Западному Китаю» (Рассказы о странах Востока)

Крутые горы и живописные долины, ущелья и водопады, храмы и стелы, новое в жизни страны и допотопная соха на полях, десятки малых народов и сложная, полная драматизма многовековая история – таким предстает Юго-Западный Китай перед читателями в книге видного советского специалиста по его истории, около года стажировавшегося в Китае.

Книга Виктора Ларина «По Юго-Западному Китаю» (1990 г.) представляет собой путевые заметки, сделанные во время поездок по китайским провинциям Юньнань, Сычуань, Гуйчжоу и Гуанси-Чжуанскому автономному району. В ней рассказывается об этом интереснейшем регионе Китая, его истории и сегодняшнем дне, природе и людях, достопримечательностях и культовых традициях.

ПРЕДИСЛОВИЕ

от автора Виктора Лаврентьевича Ларина

Этот район на географических картах закрашен коричневым цветом. Здесь торжествуют горы. Разные. Они подавляют, изумляют, восхищают… Прижавшиеся к холодным Гималаям на западе, опирающиеся на жаркие тропики Вьетнама и Бирмы на юге, три провинции Китая — Сычуань, Юньнань и Гуйчжоу — образуют обширную, площадью свыше 1,1 млн кв, км территорию, именуемую Юго-Западным Китаем (схема 1). Подключают к ним иногда также северные и западные районы Гуанси-Чжуанского автономного района. Так уж сложилось географически и исторически, что эта территория составляет единое целое, она своеобразна, специфична, непохожа на прочие природно-климатические, экономические, этно-демографические и культурные зоны Китая. Но и образующие ее провинции и районы сами по себе уникальны и неповторимы.

Что представляла собой для Срединного государства — именно так уже более 2 тыс. лет именуют свою страну китайцы — эта далекая окраина? В глазах его феодальных правителей — веками отсталая, глухая периферия, населенная «дикими, кровожадными варварами», упорно не желавшими воспринимать благостное правление «великой цивилизации». Средоточие плодороднейших земель — чего стоит одна только Сычуаньская котловина, способная прокормить десятки миллионов людей; источник драгоценной влаги — здесь наполняется водами сотен рек и речушек и превращается в Великую реку животворная Янцзы; кладезь полезных ископаемых, среди которых драгоценные соль и серебро. А на деле — колыбель древних и самобытных культур и народов. Сказочная страна, где природа дала полную волю своей фантазии. Край, вдохновлявший поэтов, утешавший опальных сановников, укрывавший беглых, манивший к себе авантюристов, искателей приключений и честных тружеников, рождавший героев и разбойников, забиравший их пот, кровь, жизни… Край, по сей день сохранивший нетронутыми уголки дикой, первозданной природы, изумительные памятники древней культуры, вековые традиции, культы, мифы, предания и столь же древние нищету и убогость крестьянского бытия.

Интересно, таинственно, завлекательно… Еще бы! Интересно стало и мне, стоило только соприкоснуться с его тайнами и загадками. Случилось это давно, еще на 2-м курсе восточного факультета ДВГУ, когда в поисках темы курсовой работы я наткнулся на показавшийся мне любопытным сюжет — восстание под предводительством Ли Юнхэ и Лань Чаодина в Сычуани. Любопытство переросло в стойкий интерес к удивительному краю.

Однако на протяжении полутора десятков лет мое знакомство с Юго-Западным Китаем оставалось заочным. Открывать его для себя приходилось по научным работам, запискам путешественников, картам, фотографиям. Только в 1984 г., после того как был восстановлен обмен советскими и китайскими студентами и стажерами, и я попал на 10-месячную стажировку в Фуданьский университет Шанхая, многолетние мечты о непосредственном контакте с Юго-Западом стали реальностью. Дважды — сначала в феврале, а потом в апреле—мае 1985 г. — предоставилась мне возможность увидеть его собственными глазами.

Первая поездка — в составе группы иностранных стажеров — в Гуйлинь, Куньмин и автономный район народности дай Сишуан баньна была главным образом туристической. Но уже она принесла столько впечатлений, что породила желание рассказать об этом замечательном крае. Второе путешествие проходило уже по индивидуальному плану и носило в основном исследовательскую направленность: ознакомление с этногеографическими особенностями основных центров повстанческих движений, со следами восстаний, встречи со специалистами вузов и научно-исследовательских центров, работа в библиотеках. К сожалению, большинство интересовавших меня районов (прежде всего национальных, ибо Юго-Западный Китай является одним из самых многонациональных районов в стране) по-прежнему оставалось закрыто для иностранцев, н власти с большой неохотой шли на исключения, даже если они диктовались чисто научными интересами. Так случилось и с моим планом поездки, когда из нескольких запрошенных для посещения закрытых районов мне была предоставлена возможность побывать лишь в одном — административном районе Тунжэнь.

Виктор Ларин: «По Юго-Западному Китаю»

Схема Юго-Западного Китая

Учитывая немалые расстояния, которые довелось преодолеть за время путешествий (в общей сложности свыше 15 тыс. км), два месяца, что мне удалось провести на Юго-Западе — срок незначительный. Но путешествовать в Китае — дело хлопотное, даже если оно организовано и есть люди, которые специально занимаются вашими билетами, гостиницами, питанием. Тяга к перемене мест, охватившая страну в последние годы, в условиях неразвитости железнодорожной сети и слабой организации пассажирских перевозок оборачивается множеством проблем.

И все же увидеть удалось немало. Не только в тех центрах, которые были включены в маршруты поездок, но и из окон поездов, автобусов, автомобилей, иллюминаторов самолета и с палубы теплоходов. После того как я пересек с востока на запад Гуйчжоу и Юньнань (от Юйпина до Дали), через горы н туннели юго-восточной Гуйчжоу добрался до Гуйяна, проделал путь от Куньмина до Чэнду, Чунцина и дальше по Янцзы к границе Хубэя, можно судить и говорить о многом.

Хотелось бы сказать немало слов благодарности людям, которые сделали возможными эти путешествия, внесли свою лепту в их организацию и успешное осуществление: администрации Фуданьского университета, и прежде всего его сотруднику Ли Мао, сопровождавшему меня в течение трех недель в Гуйчжоу и Юньнани, сотрудникам отдела культуры народного правительства Тунжэни, работникам иностранных отделов народных правительств Гуйяна, Аньшуни, Эмэя, Сычуаньского и Юньнаньского университетов, всем тем, о ком я рассказал в своих записках и кто остался неупомянутым, но о которых я храню самые теплые воспоминания.

Продолжение следует…

Последние новости